МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Благовещение с акафистом из ярославского Спасо-Преображенского собора
Дата создания: Первая половина XVI века


Сайты по теме
коллекция оцифрованных изображений русской классической живописи
Русская живопись
иконы


В том же виде искусств
Чудо Георгия о змие
Иоанн Предтеча из Деисуса
Апостол Павел. Из деисусного чина
Рождество Христово
Евангелие из Елеазарова монастыря

Созданные в то же время
Трапезная и настоятельские покои Ярославского Спасо-Преображенского монастыря
Распятие
Шестоднев
Сергий Радонежский с житием
Спас

Того же типа
Богоматерь Ярославская
Успение. Храмовая икона Успенского собора Московского Кремля
Богоматерь Одигитрия из Вознесенского собора Московского Кремля
Митрополит Алексий
Митрополит Петр

В том же жанре
Ветхозаветная Троица
Илья пророк
Успение со святыми Владимиром, Борисом и Глебом
Иконостас Благовещенского собора Московского Кремля
Спас в силах из Успенского собора во Влалимире


Произведение
Церковь Покрова в Филях
Церковь Покрова в Филях


Персоналия
Кипренский Орест Адамович
Кипренский Орест Адамович


Благовещение с Акафистом. Икона из Спасо-Преображенского собора
Благовещение с Акафистом. Икона из Спасо-Преображенского собора


   Из икон Спасо-Преображенского собора сохранилась еще одна, датируемая первой половиной XVI века, — "Благовещение с акафистом". По композиции она напоминает житийные иконы, завезенные на Русь еще из Византии и получившие у нас распространение значительно большее (особенно в XVI—XVII веках), чем некогда у себя на родине. Именно этот тип икон позволял художникам развернуть подробный рассказ, включив в него многочисленные сцены жанрового характера, что отвечало общему повествовательному направлению искусства того времени.
    Икона
"Благовещение с акафистом" представляет собой высокий образец русской иконописи. В ней прекрасно сочетаются необычайная декоративность и монументальность, благодаря которым она воздействует на зрителя еще издали. По мере приближения к иконе постепенно раскрываются ее детали, точно найденные в композиционном и колористическом отношениях. На светлом, золотистом, точно залитом мягким, трепещущим светом архитектурном фоне развернута сцена Благовещения. Фигуры, очерченные четкими линиями, не кажутся плоскими; они объемны, массивны и материальны. В позах и жестах фигур много живости: удивленно вскинула голову служанка, легко склонила чело Богоматерь, порывисто, не касаясь земли, приближается архангел. Колорит выдержан в глубоких тонах краснокирпичного, темно-коричневого, темно-зеленого и темно-охристого цветов. Только два ярко-алых пятна введены в композицию: это перекинутый между башенками длинный велум, который своим динамичным изгибом повторяет наклон фигуры Богоматери, и красная шаль на маленькой служанке, сидящей у ног Девы. Одежда ангела украшена широкой орнаментальной, тонко выписанной каймой.
    Двадцать четыре клейма ожерельем окружают средник. Они воспринимаются как единая орнаментальная кайма, чему содействует обобщенность колорита, также основанного на красно-коричневых и золотисто-охристых оттенках (только местами вкраплены красно-киноварные светящиеся пятна). Художник и здесь большое внимание уделил четкости силуэтов. Изображения многочисленных человеческих фигур, одетых преимущественно в темные одежды, и коней ясно читаются на светлом, золотом фоне. Это говорит о том, что икона была рассчитана на восприятие молящимися с различных расстояний при слабом мерцающем свете. И в рисунке, и в особой звучности колорита многое идет от манеры, которой придерживались последователи Дионисия.

Воейкова И.Н, Митрофанов В.П. Ярославль. Л., Аврора. 1971. С.10



Ярославские чудотворцы
Жены мироносицы




 



  (c) портал "Культура России"